Всё! Жизнь тракториста искалечена


Аннотация: Конституционный Суд РФ, толкуя Конституцию РФ, лишил граждан конституционного права на обжалование решений органов государственной власти (нормативных правовых актов Правительства РФ в сфере делегированных Государственной Думой полномочий).

 

Одноглазый Мартин:
«Сдается мне, джентльмены, это была … комедия».
(к/ф «Человек с бульвара капуцинов»).

 Конституционный Суд (далее КС РФ) является одним из привычных атрибутов демократического государства.
Но нужен ли суд, рассматривающий по существу около 20 дел в год (а заявлений поступает около 1 000), расходы на содержание которого составляют 665 миллионов рублей1?
Стоит ли ради рассмотрения 20 дел в год затевать отдельный вид судопроизводства? Не целесообразнее ли переложить категорию дел, рассматриваемую КС РФ, на Верховный Суд РФ?
В США, например, имеющим самую старую в мире писанную конституцию, конституционного суда нет (его полномочия исполняет Верховный Суд).2 И ничего, замечательно живут.
Да и путаница с компетенцией Верховного Суда РФ (далее ВС РФ) и КС РФ исчезла бы.
КС РФ и так явно не справляется с потоком обращений (см.статью «Проблемы негров шерифа не волнуют»), но при этом своим постановление от 27.01.04 г. № 1-П перетянул на себя еще и категорию дел, которые рассматривал ВС РФ. На это обстоятельство обратил внимание даже член КС РФ А.Л. Кононов: «Следует учитывать также и естественные пределы возможностей самого Конституционного Суда Российской Федерации, узурпация дополнительной компетенции которым в этой сфере вряд ли будет способствовать эффективности защиты прав и свобод»3.
В постановлении от 27.01.04 г. № 1-П по делу о проверке конституционности п.2 ч.1 ст.27, частей 2 и 4 ст.251, частей 2 и 3 ст.253 ГПК РФ в связи с запросом Правительства РФ КС РФ пришел к выводу, что «если нормативный акт Правительства Российской Федерации принят во исполнение полномочия, возложенного на него непосредственно федеральным законом, по вопросу, не получившему содержательной регламентации в этом законе, и именно на основании такого уполномочия.
Правительство Российской Федерации непосредственно осуществляет правовое регулирование соответствующих общественных отношений (так называемое делегированное регулирование), судебная проверка нормативного акта Правительства Российской Федерации невозможна без установления соответствия такого акта и (или) самого федерального закона Конституции Российской Федерации с точки зрения установленных ею разделения властей и разграничения компетенции между федеральными органами законодательной и исполнительной власти. Поскольку в данном случае возникает вопрос не просто о законности нормативного акта Правительства Российской Федерации, а именно о его конституционности, судебная проверка данного акта может быть осуществлена только в порядке конституционного судопроизводства, а потому производство по делу в Верховном Суде Российской Федерации подлежит прекращению».
Мы уже отмечали, что многие решения КС РФ отличаются замысловатостью и запутанностью.
На этот раз путаность постановления КС РФ обусловлена запутанностью обоснований самого заявителя.
Понятно, чего хочет от КС РФ Правительство РФ (сослаться на нарушение разграничения компетенции внутри самой судебной власти (подведомственности дел)), но совершенно непонятно, почему в обоснование своей позиции оно ссылается на «разграничение компетенции между федеральными органами законодательной и исполнительной власти, которая может быть осуществлена только Конституционным Судом Российской Федерации»?
Начнем с того, что надо отличать спор о компетенции между государственными органами власти от проверки компетенции государственного органа власти по изданию нормативного правового акта судом.
Если речь идет именно о споре между государственными органами власти о компетенции, то тогда, конечно, это дело подведомственно КС РФ (ч.3 ст.125 Конституции РФ). Но, как мы видим, в данном конкретном случае никто ни с кем о компетенции не спорит: Правительство РФ не жалуется на то, что кто-то в чем-то нарушил его компетенцию.
Если же речь идет о проверке компетенции (полномочий) государственного органа по изданию нормативного правового акта как элементе проверки такого правового акта на законность, то такая проверка может быть проведена и ВС РФ.
Любой оспариваемый нормативный акт просто должен быть проверен на соблюдение процедуры его принятия (соблюдение порядка опубликования, регистрации, вступления в законную силу и т.п.), в т.ч. и на наличие на это полномочий у органа, издавшего акт.
К слову, тут и проверять-то нечего: в той категории дел, по которой принято постановление КС РФ № 1-П (в сфере делегированных полномочий), наличие таких полномочий у Правительства РФ изначально презюмируется.
Кроме того, выявление нарушения полномочий в части принятия нормативного акта не влечет автоматическое изменение подведомственности дела: если ВС РФ выявит, что Правительство РФ превысило свои полномочия и издало нормативный правовой акт по находящемуся в ведении Государственной Думы (далее ГД) вопросу (по которому должны издаваться федеральные законы), это не значит, что статус оспариваемого нормативного акта Правительства РФ повышается до статуса федерального закона, в связи с чем дело о проверке его законности становится подведомственно КС РФ).
Ну, и, наконец, в основе таких дел изначально не может лежать спор о компетенции между законодательной и исполнительной властью (между Государственной Думой и Правительством РФ).
В сфере правотворческой деятельности спор между ГД и Правительством РФ по определению возникнуть не может. ГД издает законы, Правительство РФ их исполняет. Именно в рамках этих законов Правительство РФ и реализует свои полномочия (оно не вправе добавить себе полномочий своими собственными нормативными актами, если только такое право ему не предоставит ГД). Правительство РФ не может пожаловаться на то, что ГД дало ему мало полномочий в какой-то сфере регулирования или вторглась в компетенцию Правительства РФ в сфере правотворчества. Сколько ГД нарезала Правительству полномочий, столько и будет в самый раз. Захочет, отберет федеральным законом, захочет, добавит (Думе для это и в суд обращаться нет необходимости).
Яйца курицу не учат, а потому такие «разборки» (о нормотворчестве в рамках делегированных полномочий) вообще судам не подведомственны.
Поэтому обоснование КС РФ своего вывода о подведомственности таких дел Конституционному Суду возможностью возникновения спора о разграничении полномочий между законодательной и исполнительной властью РФ лишено всякого смысла.
Из-за чего вообще весь сыр-бор? Если речь только об этом, то КС РФ вообще не должен был начинать производство по этому заявлению Правительства РФ.
Или же КС РФ полагает, что оспариваемый нормативный акт, принятый Правительством РФ в рамках делегированных ей ГД полномочий, если и может чему-то противоречить, так непременно Конституции РФ, а такие дела (на проверку соответствия Конституции РФ) находятся в компетенции КС РФ, а не ВС РФ?
Ну, и напрасно.
Нормативный акт Правительства, принятый в рамках делегированных ему законом полномочий, может не противоречить ни этому исходному закону, ни Конституции РФ, но при этом может нарушать десяток других федеральных законов, регулирующих эту же сферу правоотношений (при этом нормативный акт Правительства по своей юридической силе будет по-прежнему уступать этим законам).
Поэтому изначальный посыл КС РФ, на котором и держится все это постановление (проверка законности такого нормативного акта Правительства РФ невозможна без проверки его на соответствие Конституции РФ) представляется явно однобоким: ситуация, когда принятый Правительством РФ в рамках делегированных полномочий нормативный акт противоречит именно Конституции РФ, а не другим федеральным законам, скорее исключение из правила нежели правило.
Итак, КС РФ изъял указанную категорию дел из ведения ВС РФ.
«Это не означает, что тем самым ограничивается гарантированное каждому право на судебную защиту ….». «Прекращение в указанных случаях производства по делу об оспаривании нормативного правового акта Правительства Российской Федерации не является препятствием для использования Верховным Судом Российской Федерации правомочия обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности как самого акта Правительства Российской Федерации, так и соответствующего федерального закона в порядке статьи 125 (часть 2) Конституции Российской Федерации и статьи 84 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» (см.п.3 Постановления).
Вывод, совершенно не соответствующий действительности.
Гражданину с жалобами на такие нормативные акты Правительства нельзя обращаться в ВС РФ (как это установил КС РФ в постановлении от 27.01.04 г. № 1-П).
Да, конечно, ВС РФ сам может обращаться в КС РФ с запросом о соответствии нормативных актов Правительства РФ в порядке ст.125 Конституции РФ. Но только на предмет соответствия Конституции, а не федеральному закону (а ведь в ВС РФ гражданин обращается с жалобой на несоответствие   нормативного акта именно федеральному закону, а не Конституции РФ).
Кроме того, это ведь право ВС РФ, а не обязанность. Если ВС РФ не захочет этим правом воспользоваться, что тогда останется от права гражданина на судебную защиту?
А обязанность ВС РФ обратиться в КС РФ с запросом, по смыслу ст. 101 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ», возникает только в том случае, если речь идет о неконституционности именно закона (федерального или субъекта РФ), но не подзаконных актов (нормативных актов Правительства РФ).
Соответственно такие дела не входят и в компетенцию КС РФ (ч.4 ст.125 и ст.101 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» разрешают гражданину обращаться с жалобами только на законы, но не подзаконные акты (нормативные акты Правительства РФ).
Ни в ВС РФ гражданину обратиться нельзя с жалобой на постановление Правительства РФ в сфере делегированных полномочий, ни в КС РФ. А куда тогда обращаться за защитой?
Того выхода, который благодушно нарисовал КС РФ, не существует даже формально. А как же тогда быть с конституционным правом гражданина обжаловать решения органов государственной власти (ч.2 ст. 46 Конституции РФ)?
Куды крестьянину податься?
Т.е. КС РФ снова «прогнулся» в угоду Правительству РФ.
Это очевидно даже для некоторых членов самого КС РФ: «Представляется, что ограничения возможности судебного обжалования нормативных постановлений Правительства Российской Федерации предприняты в сугубо ведомственных интересах охранения собственного авторитета и стабильности, что явно вытекает из целей заявителя, обозначенных в запросе, и для «защиты от чересчур юридически подкованных граждан», как заявил представитель Правительства Российской Федерации в заседании Конституционного Суда Российской Федерации»4.
«.. Такой вывод предоставляет Правительству Российской Федерации возможность увести любое постановление из-под контроля Верховного Суда Российской Федерации по формальным основаниям, придав ему внешний вид делегированного правотворчества».5
Ну, вот зачем нам такой «атрибут демократии»?
Нашей стране деньги девать некуда?

 

Библиография:

1 Берсенева Т. Верховный суд в плюсе, Конституционный — в минусе//http://pravo.ru/review/view/110868/

2 Баглай М.В. Конституционное право зарубежных стран/ Основы конституционного права США// http://uristinfo.net/2010-12-18-14-34-28/126-mvbaglaj-konstitutsionnoe-pravo-zarubezhnyh-stran/3302-glava-14-osnovy-konstitutsionnogo-prava-ssha.html

3 Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ А.Л. Кононова/ Постановление Конституционного суда РФ от 27.01.04 г. № 1-П// http://main-law.ru/ksrf/1-p_ot_27-01-2004

4 Там же

5 Там же.

 

Чертовской Ф.Ф.

 

О других особенностях российского конституционного судопроизводства читайте:
«Проблемы негров шерифа не волнуют»
«Собака на сене»
«Хьюстон, у нас проблема»
«Сняла решительно пиджак наброшенный»

юридические услуги онлайн

 

style=»border:0;» height=»31″ width=»88″ alt=»Рейтинг@Mail.ru» />