Проблемы негров шерифа не волнуют



Аннотация: определения КС РФ об отказе в принятии рассмотрения обращений граждан выносятся судьями КС РФ, что называется, не покладая рук (в день по несколько штук). Почти все они открыто нарушают требования ФКЗ «О Конституционном Суде РФ».

С покоса срать не ходят.
(Пословица).

В Кремле на торжественном заседании по поводу 20-летнего юбилея Конституционного суда (КС)  Дмитрий Медведев ( бывший в то время Президентом РФ) высоко оценил его заслуги в развитии правовой системы.
Дмитрий Медведев, открывая заседание, вспомнил, насколько важным для развития демократии было создание 20 лет назад КС. По его словам, Россия именно тогда выбрала «путь демократии и верховенства закона», поскольку «Конституционный суд — это, если хотите, очень мощная прививка от тоталитарных привычек».
Однако глава германского КС заявил, что «российские судьи должны еще завоевывать уважение к своей честности». А затем он прямо усомнился в успехах российского КС, объяснив, что до 2000 года успехи были, но что «в новом тысячелетии голос Конституционного суда стал тише».1 Андреас Фосскуле напомнил КС РФ о его решении 2005 года об отмене прямых выборов губернаторов, что, по словам немецкого коллеги, спровоцировало ослабление «системы издержек и противовесов».
«Без преувеличения можно сказать, что ни одна ветвь власти, в том числе и «кровная» для него судебная, не любит Конституционный Суд. Это и понятно: ведь Конституционный Суд является, в своей основе, судом над властью. В этом, в конечном счете, заключается политико-правовая ситуация, при которой, образно говоря, орган конституционного правосудия, как корабль Одиссея, находится между Сциллой и Харибдой в поисках эффективного и безопасного пути следования для достижения стоящих перед ним конституционных целей».2
Замечательно: «в поиске безопасного пути следования»! Судья Конституционного Суда РФ Бондарь Н.С. открыто признается, что и Конституционный Суд при вынесении своих решений задумывается о том, как эти решения отразятся на его безопасности (как бы не разбить «корабль» Конституционного Суда).
И эти боятся.
Казалось бы, ну, кто лучше судей огражден от необоснованного преследования со стороны властей. Тем более, судей КС: их же даже в корысти при вынесении решения заподозрить нельзя (рассматриваемая ими категория дел не предполагает получение взяток).
Но ведь боятся. И еще как!
Гражданину по делам, рассматриваемым в КС РФ, всегда противостоит государство. Учитывая статистику рассмотрения дел КС РФ, однозначно можно сказать, что эта боязнь трансформируется в постоянное подыгрывание КС государству.
Так с 1995 по 2013 г.г. было вынесено 281 постановление КС РФ по обращениям граждан (т.е. обращения граждан были рассмотрены по существу поставленных в них вопросов). Причем не все оспариваемые нормативные положения были признаны неконституционными: соотношение признанных неконституционными к не признанным таковыми составляет примерно 2 к 1.3
За это же время было вынесено 15 500 определений КС об отказе в принятии к рассмотрению обращений граждан. При этом только за первые 7 месяцев 2014 г. КС отказал в принятии к рассмотрению 1 850 обращений граждан.
С 1995 по 2013 г.г. КС РФ вынес 179 определений о прекращении переписки с гражданами. При этом только за первые 7 месяцев 2014 г. – 32.4
Т.е. КС РФ и раньше особо не церемонился с обращениями граждан, а в последний год и подавно.
Даже неизлечимо больные суды общей юрисдикции (судьи которых не претендуют на обладание «признанной квалификацией в области права») в основном все-таки занимаются рассмотрением обращений граждан (результат, правда, оставляет желать лучшего – см. «До чего же зелен нынче виноград» ) нежели их отфутболиванием.
Примерно 2/3 обращений, в принятии которых отказано, КС признает недопустимыми на том основании, что они не нарушают прав граждан.
Вот только из последних:
— «Таким образом, оспариваемые заявительницей законоположения,
действующие в системе правового регулирования, не могут рассматриваться
как нарушающие ее конституционные права и свободы»,5
— «С учетом изложенного подпункт «в» пункта 2 статьи 10 и часть 2 статьи 15 Федерального закона «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих», применяемые в нормативном единстве со статьями 14 (часть 1) и 15 (часть 1) данного Федерального закона, не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя, который, действуя самостоятельно и добровольно, принял на себя соответствующие финансовые обязательства, связанные с приобретением им квартиры за счет заемных средств, до достижения 10-летнего срока военной службы»,6
— «Таким образом, оспариваемые законоположения не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя в указанном им аспекте».7
Формулировки такого рода, изложенные в определениях Суда, вызывают у более-менее подготовленного читателя ступор.
КС не имеет права обосновать недопустимость жалобы гражданина тем, что оспариваемый им закон не нарушает его права. Это невозможно с процессуальной точки зрения, поскольку выяснение вопроса о нарушении (ненарушении) обжалуемым законом конституционных прав заявителя составляет существо судебного разбирательства в заседании палаты: выявление конституционности закона как раз и означает установление его соответствия статьям Конституции РФ, закрепляющим те или иные права заявителя.
И выводы по этому вопросу оформляются итоговым решением от имени РФ (ч.2 ст.71 и ст.108 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»): если обжалуемый закон не нарушает конституционных прав заявителя, то Суд признает его соответствующим Конституции РФ (не нарушающим права гражданина-заявителя), если нарушает – то не соответствующим Конституции РФ (нарушающим права гражданина-заявителя).
В приведенных выше примерах КС РФ сделал вывод по существу дела («оспариваемые положения закона не нарушают конституционных прав граждан»), не приступая к рассмотрению дела по существу, грубо нарушив процедурные правила, установленные главой VII ФКЗ «О Конституционном Суде РФ».
Судьи КС РФ, по всей видимости, никогда не задумывались над тем, что, исходя из указанной позиции Суда (к рассмотрению принимаются жалобы только на законы, «нарушающие» права граждан) после принятия такой жалобы гражданина к рассмотрению КС оказывается связанным.
Исходя из логики КС РФ, если жалоба принята к рассмотрению, то, следовательно, оспариваемый закон нарушает права заявителя. Как следствие, КС уже обязан признать обжалуемый закон неконституционным, поскольку в противном случае поставит себя в глупое положение (сначала принял жалобу к рассмотрению на том основании, что обжалуемый закон нарушает права заявителя, а потом отказал в ее удовлетворении на том основании, что обжалуемый закон не нарушает права заявителя и соответствует Конституции).
Дословно ст.97 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» предписывает считать жалобу гражданина допустимой, если обжалуемый им закон не «нарушает» конституционные права заявителя, а только затрагивает их.
Что значит «затрагивает»?
А это значит, что прежде чем выяснять, нарушены или не нарушены этим законом права гражданина, Суд должен установить, а касается ли вообще этот закон (пусть даже и неконституционный) данного гражданина, или он касается кого-то другого.
Положения ст.97 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» имеют тот же смысл, что и положения, например, ст.3 ГПК РФ: «суд возбуждает гражданское дело по заявлению лица, обратившегося за защитой своих прав, свобод и законных интересов».
Определяющее слово – своих.
Речь идет о легитимации, т.е. о способности лица быть стороной в конкретном процессе (а не в процессе вообще (процессуальная правоспособность)). Чтобы быть стороной в конкретном деле, необходимо быть субъектом спорного правоотношения и иметь связь с правом требования, вытекающим из данного правоотношения.
«Легитимировать себя и ответчика, значит, указать в исковом заявлении все факты, которые могут предварительно убедить судью в том, что истец и ответчик являются субъектами спорного материального правоотношения».8
Т.о., на этапе принятия решения о приемлемости обращения подлежит выяснению не то, нарушаются ли права заявителя, а то, свои ли права он пытается защитить.
Например, применительно, к конституционному судопроизводству, гражданин, не являющийся инвалидом, не имеет права ставить перед КС РФ вопрос о несоответствии Конституции РФ тех или иных положений ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации».
Ну, уж такие-то фундаментальные принципы судьи КС РФ знать просто обязаны.
И опять здесь всему виной система отбора в судьи (см. статью «Вперед, родные! Не считайте трупы!»).
В соответствии со ст.8 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ», судьей Конституционного Суда Российской Федерации может быть назначен гражданин Российской Федерации, который помимо прочего должен обладать «признанной высокой квалификацией в области права».
Интересно, как эту «признанность» определяют?
Наличием ученых степеней и званий?
Мы все прекрасно знаем, как легко и просто эти степени добыть, имея достаточное количество денег: соответствующие сайты предлагают не только написание диссертации, но даже подбор диссертационного совета и гарантию защиты  (см. например, «Помощь в написании диссертаций, научных статей, авторефератов» (http://www.xn--80aaa4a0ajicdpl.xn--p1ai/dissertacii).
Часто изложенные в постановлениях КС РФ обоснования бывают столь сложны, излишни и замысловаты, что нередко теряешь нить этих рассуждений и невольно ловишь себя на мысли: «К чему все это? Ведь все гораздо проще, а иногда и совсем наоборот».
Создается впечатление, что КС пытается, что называется, «натянуть шкурку», и цепью сложных умозаключений запутать читателя, создать у него ложное суждение по той или иной проблеме.
Помнится в средней школе учитель математики, исписав всю доску формулами, доказала нам, что «дважды два равно пять», и предложила найти ошибку в рассуждениях. Никто не нашел, хотя формулы были довольно простыми.
Так ли принципиальны судьи КС РФ в отличие от своих собратьев по судам общей юрисдикции (см. «Sans peur et sans reproshe?»).
Не все знают, но КС РФ постоянно прибегает к помощи известных в той или иной области права ученых (преподавателей юридических ВУЗов).
Фактически преподаватели ВУЗов выступают в этой ситуации в качестве экспертов в области права: по требованию КС РФ (являющимся для них обязательным к исполнению в соответствии со ст.50 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ») излагают свое мнение (дают «заключение») по вопросам, поставленным Конституционным Судом. Но формально в качестве экспертов они в процессе участвуют далеко не всегда, и о их существовании никто не догадывается.
Если в других видах судопроизводства в постановлениях суда указываются и фамилии экспертов, и их суждения по поставленному судом вопросу (которые могут не совпадать друг с другом), и мнение суда по поводу заключения эксперта, то в постановлениях КС их точка зрения и оценка судом их заключений не излагаются.
Во-первых, как минимум, это непорядочно со стороны КС РФ: преподаватели ВУЗов тратят на решение этой задачи уйму своего времени, нередко изучают проблему с нуля, выверяют и оттачивают язык текста своего суждения, отрываются от своей основной работы, вкладывают в это дело свою душу, а в постановлении КС о них ни слова.
Кроме того, и читателю полезно было бы знать о существовании других мнений по данной проблеме (помимо мнения КС), чтобы самому иметь возможность оценить, насколько беспристрастен и объективен был КС при ее разрешении.
Во-вторых, это неправильно с процессуальной точки зрения.
В соответствии со ст.52 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ», эксперты являются участниками процесса, т.е. обладают определенными правами и обязанностями, а их заключения являются доказательствами по делу.
Обращаясь к помощи ученых по решению поставленной перед КС проблемой, последний автоматически признает свою полную или частичную некомпетентность в этом вопросе, а заодно фактически признает за первыми статус экспертов в этой сфере.
Следовательно, чтобы не ставить под сомнение качество своего решения, Суд должен уже формально подкрепить его заключениями экспертов. Иначе получится, что КС РФ судит о том, в чем недостаточно хорошо разбирается.
Не излагая в своем решении мнения экспертов, КС как бы скрывает от общества доказательства обоснованности своей позиции.
Так по делу о проверке конституционности положений статей 16, 20,112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 ГПК РФ (постановление КС РФ от 05.02.07 г.) докладчиком по делу судьей О.С. Хохряковой были направлены запросы в МГУ им. М.В. Ломоносова, МГЮА, Санкт-Петербургский государственный университет, Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, Уральскую государственную академию.
Мнения экспертов по вопросу несоответствия п.3 ч.2 ст.377 ГПК РФ (не дающего возможности обжалования в Верховный суд РФ постановлений мировых судей) Конституции РФ было единодушным:
— «судебные постановления, принимаемые мировыми судьями по делам, перечисленным в ст.23 ГПК РФ, должны быть объектом проверки Верховного Суда РФ» (доктор юридических наук профессор кафедры гражданского процесса юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Е.А. Борисова),
— имеются все основания полагать, что положения ст.377 ГП РФ, исключающие возможность обжалования в порядке надзора в Верховный Суд РФ судебных постановлений по делам, подсудным мировому судье, нарушают конституционные принципы равенства всех перед законом и равноправия» (доктор юридических наук профессор кафедры гражданского процесса МГЮА А.Т. Боннер, кандидат юридических наук доцент кафедры гражданского процесса МГЮА О.Ю. Котов),
— «данное положение ст.377 ГПК нарушает конституционные принципы равенства всех перед законом и равноправия» (заведующий кафедрой гражданского процесса юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета доктор юридических наук профессор В.А. Мусин),
— «поэтому единство судебной практики по делам, подсудным мировым судьям, должно обеспечиваться установленным порядком надзорной проверки судебных актов Верховным Судом РФ» (заведующий отделом гражданского законодательства и процесса Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ В.Н. Литовкин),
— «поэтому порядок обжалования решений мировых судей не может отличаться от порядка обжалования других постановлений, принятых по первой инстанции» (заведующий кафедрой гражданского процесса Уральской государственной юридической академии доктор юридических наук В.В. Яров, кандидат юридических наук доцент юридического факультета Омского государственного университета докторант кафедры гражданского процесса Уральской государственной юридической академии Л.А. Терехова).
Однако КС РФ, исходя из того, что «сужение возможностей надзорного обжалования судебных постановлений … позволяет избежать чрезмерной перегруженности Верховного Суда РФ делами меньшей значимости», и того, что «производство в порядке надзора в существующей системе судебных инстанций может рассматриваться как необходимое для обеспечения баланса между такими конституционно защищаемыми ценностями, как справедливость и стабильность судебных актов», конечно же, сделал выбор в пользу не справедливости, а стабильности судебного решения.
Но зато цель, которым оправдывается это решение, какая высокая: «в целях защиты основ конституционного строя РФ, прав и свобод человека и гражданина»!
Во как! Оказывается, незаконное судебное решение, если оно стабильно, отвечает целям защиты прав и свобод человека.
Пусть безобразно, зато единообразно!
Кто бы сомневался: ворон ворону глаз не выклюет. Ведь бедные судьи Верховного Суда просто горели на работе, строча отписки по надзорным жалобам не в меру настойчивых граждан. Замучились авторучку на плечо поднимать.
КС РФ играет со своими гражданами в правосудие крапленой колодой: утаивает от общества мнения экспертов, высказанные не в пользу государства, и ставящие под сомнение объективность решений КС РФ.
Да чего уж там экспертов: КС не удосуживается излагать в решении даже позиции заявителей, если они для него неочень удобны.
Так в указанном выше постановлении Суда ни слова не говорится о позиции Маслова А.А., Маслова А.И, Масловой А.И., Чертовского Ф.Ф., Шипиной А.Ф. и Щербиниа А.В.
Ну, если КС не считает нужным официально оформлять полученные от ученых мнения по поставленным Судом вопросам, то нечего и прибегать к их помощи.
Если судьи КС РФ такие высокопрофессиональные, высококвалифицированные, ну, так пусть обходятся собственными силами: садятся за изучение соответствующих научных трудов и самостоятельно формулируют свои выводы. Тем более, что их там целый хор: 19 человек, обладающих «признанной высокой квалификацией в области права». Уж, как-нибудь должны разобраться в проблеме и прийти к правильному выводу.
Если же они не в состоянии понять суть проблемы сами, то можно прибегнуть и к помощи экспертов. Но по всем правилам судопроизводства: вызывать в суд, предупредить об ответственности за дачу заведомо ложного заключения и изложить их заключения в судебном постановлении от их имени, а не от своего.
Вообще-то, по смыслу общих норм, посвященных экспертизе во всех видах судопроизводства, экспертиза назначается при возникновении вопросов, требующих познаний в областях, в которых сам судья не сведущ: науки, техники, искусства, ремесла и т.п.
Но в области права лучшим экспертом является сам судья. Прибегать к помощи других специалистов в этой области, значит, расписаться в своей собственной некомпетентности и беспомощности.
Ты судья КС РФ: с высшим юридическим образованием, минимум 15-летним стажем работы по юридической специальности, безупречной репутацией и признанной высокой квалификацией в области права.
Какая тебе еще помощь?
Все сам. Оправдывай оказанное тебе Родиной высокое доверие!
Рассылка неофициальным экспертам материалов дела и выработка ими своей позиции отнимает уйму времени (в судах общей юрисдикции на время проведения экспертизы производство по делу обычно приостанавливают).
Естественно, что при таком порядке работы, много дел не рассмотришь: с таким подходом у КС что ни дело, то правовая экспертиза.
Вот и получается, что поступает в КС в год около 1 000 заявлений, а рассматривается (с вынесением итогового решения) всего около 15.
По сути, судьи КС отбиваются от обращений граждан руками и ногами.
И ведь это еще не окончательные цифры. В статистику не попадают обращения, которые «заворачивает» Секретариат КС.
Иногда, чтобы добиться принятия решения по своему обращению непосредственно Конституционным Судом, приходится буквально брать в осаду его Секретариат: раз за разом забрасывать в КС незаконно возвращаемое Секретариатом обращение и требовать принятия по нему решения Судом.
Если уж судьи КС позволяют себе вольности в применении процессуальных норм ФКЗ «О Конституционном Суде РФ», то чего ждать от Секретариата?!
Так, например, Секретариат КС вернул однажды автору этой статьи его обращение в связи с тем, что по аналогичным обращениям Крохоткина и Синякова Судом уже были вынесены определения об отказе в принятии.
Определения.
Однако п.3 ст.43 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» говорит о возможности отказа в принятии обращения в том случае, если по предмету обращения ранее было вынесено постановление (а не определение)
В соответствии с ч.2 ст.71 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ», постановление – это итоговое решение по существу жалобы гражданина, вынесенное от имени РФ. По жалобам Крохоткина и Синякова были вынесены определения об отказе в принятии к рассмотрению (469-О от 21.12.04 г. и 158-О от 28.04.05 г.): их жалобы не рассматривались по существу, по ним не выносились решения именем РФ.
Очень похоже, что этот случай далеко не единственный. Интересно, сколько граждан не стали требовать принятия по своему обращению решения Судом, удовлетворившись таким основанием отказа?
Ну, разве есть надежда добиться справедливости у туго соображающих судей судов общей юрисдикции, если даже судьи КС РФ, «обладающие признанной квалификацией в области права» при вынесении своих решений озабочены «поиском безопасных путей»?
И часто, когда дело касается привилегий чиновников, КС РФ находит такие «безопасные пути», что смысл конституционных норм неузнаваемо искажается (если по Конституции РФ нельзя, но очень надо органам власти, то для органов власти КС РФ сделает исключение).
Хотелось бы в связи с этим напомнить слова председателя КС РФ Зорькина В.Д., сказанные им по поводу 15-летия КС: «Но пока есть возможность Конституцию не менять, ее нельзя менять. До тех пор надо Конституцию интерпретировать. Но не до такой степени, чтобы превращать черное в белое, а в пределах текста«.9
Золотые слова.
Конституция РФ – это общественный договор. А правила толкования договоров у нас даже закреплены законом. Так, в соответствии со ст.431 ГК РФ, при толковании договора судом принимается во внимание буквальное содержание содержащихся в нем слов и выражений.
Конституцию РФ надо применять всегда буквально. Если какой-то федеральный закон явно выбивается за рамки конституционных норм, то Суду не следует выворачиваться наизнанку, чтобы доказать его соответствие Конституции.
В случае же неясности договора буквальное значение его условий устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом (ст.431 ГК РФ).
Для начала отметим, что, вообще-то, трудно вообразить себе ситуацию, когда нормы Конституции будут неясны: в отличие от обычных договоров, Конституция
составлялась не такими субъектами права, как слесарь Вася, делающий по четыре фонетические ошибки в одной матерной фразе. В ней все многократно проверено и
перепроверено многочисленными специалистами в области права и прошло широкое общественное обсуждение.
Конституционные нормы являются фундаментом всего здания права, а потому по своей природе должны быть предельно просты и понятны каждому гражданину, даже не имеющему юридического образования (а не только членам КС, имеющим «признанную квалификацию в области права»).
Неясность может возникнуть только в случае сопоставления норм Конституции с соответствующими нормами других федеральных законов: как применять тот или иной федеральный закон (и можно ли вообще его применять) в свете соответствующих конституционных норм. Т.е. если есть неясность, то она не в Конституции, а в сопоставляемом с ней федеральном законе. Вот в нем эту неясность и нужно устранять: приводить в соответствие с буквальным значением слов и выражений, содержащихся в конституционной норме.
И вообще, Конституция первична, а все остальные законы вторичны. Конституция – причина, остальные законы – следствие. Они могут только вытекать из
конституционных норм, а не создавать параллельные нормы с новым смыслом.
Ненадо наводить тень на плетень.
Что касается сопоставления с другими условиями договора, то из норм Конституции явно следует, что приоритет должен всегда отдаваться правам человека и гражданина, а не правам чиновников:
— права и свободы человека являются высшей ценностью, и их признание, соблюдение и защита являются обязанностью государства (ст.2 Конституции РФ),
— права и свободы человека определяют смысл, содержание и применение законов, определяют деятельность законодательной и исполнительной власти,
местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (ст.18 Конституции РФ).
Т.е. это деятельность чиновников федеральные законы должны подстраивать под нужды человека и общества, а не наоборот.
Обязанность государства (в т.ч. и Конституционного Суда, как органа государственной власти) – подчиниться тому, что закреплено в Конституции, как бы это не было неудобно для работы некоторым чиновникам.
Что касается сопоставления смысла толкуемой нормы Конституции со смыслом всей Конституции, то ее смысл (и цель) в том, чтобы ограничить органы власти государства в отношениях с его гражданами определенными рамками, за которые оно не вправе выходить ни при каких условиях. В том числе это касается и органов законодательной власти: ГД не может принимать законы, нарушающие принципы, заложенные в Конституции РФ (ч.2 ст.55 Конституции РФ).
Отдельные исключения из этого правила возможны только в условиях чрезвычайного положения и только на определенный срок. Причем устанавливаться эти исключения
могут только федеральными конституционными законами.
А наш доблестный КС грузит нас этими ограничениями (по сравнению с особым правовым статусом некоторых чиновников) сплошь и рядом без каких-либо сроков (см. например, постановление КС от 18.1.11 № 23-П )10. Навсегда.
Ну, конечно же, (кто бы сомневался) в целях защиты основ конституционного строя, прав и законных интересов других лиц .
Т.о., если каким-то федеральным законом (например, УПК РФ) какой-то категории лиц (например, следователям, прокурорам, судьям) предоставляются какие-либо
поблажки, выбивающиеся за конституционный принцип (например, равенства независимо от должностного положения (ст.19)), и при этом в самой конституционной норме нет ссылок на возможные исключения, установленные федеральным законом, то противоречие такого закона с Конституцией налицо. КС обязан признать такой закон неконституционным.
Если же некоторые исключения из общих правил реально необходимы для нормального функционирования некоторых институтов государственной власти, то это должно быть непременно закреплено в Конституции.
Вот пусть Парламент РФ эти изменения и вносит в Основной закон. Процедура внесения поправок в Конституцию РФ достаточно сложна (глава 9 Конституции), а
потому обеспечивает относительную незыблемость ее норм: меняются они довольно редко (это то, за что ратует сам Зорькин В.Д.).
Процедура же признания Конституционным Судом федерального закона (предположительно противоречащего Конституции) соответствующим Конституции РФ куда проще (да и 19 человекам договориться между собой всегда проще чем 450).
Вот и получается, что КС РФ фактически ежедневно (с учетом определений КС, отказывающих в принятии обращений на неконституционность закона и тем самым
нередко придающих новый смысл конституционным нормам) переписывает Конституцию РФ.
Данное Конституционному Суду право толковать Конституцию РФ, с нашей точки зрения, довольно сомнительно.
Конституционные нормы разрабатывали одни, а толкуют другие (КС). Откуда могут знать вторые, какой смысл в эти нормы вкладывали первые?
В отличие от толкования судами общей юрисдикции законов на основе общих принципов той или иной отрасли права и норм Конституции, для толкования
норм Конституции Конституционным Судом нет основы (нормы Конституции уже сами по себе являются отправными: «общее» уже просто некуда). Можно, конечно, сослаться на существование норм морали. Но так ведь эти нормы не писаны, и для каждого они свои. А мы (граждане) не наделяли КС РФ правом определять, что такое хорошо и что такое плохо: в отличие от депутатов, которых мы выбираем (и доверяем им такое право), судей КС РФ нам назначают.
Так что, ненадо усложнять процесс проверки конституционности федеральных законов, а надо применять Конституцию РФ буквально.
Судьи КС РФ со своей «признанной квалификацией в области права» должны щелкать эти дела как орешки.
Там нет политики, где молния свинью убила!
Ну, причем, казалось бы, в вышеприведенном случае (постановление КС РФ от 05.02.07 г.) 11 перегруженность Верховного Суда РФ, если его исключение из процесса обжалования решений мировых судей нарушает конституционные права граждан?
Что ценнее: удобства в работе чиновников (судей Верховного Суда) или право граждан на пересмотр незаконного решения?
Как уже указывалось выше, права и свободы человека являются высшей ценностью, и их признание, соблюдение и защита являются обязанностью государства (ст.2 Конституции РФ). Именно они определяют смысл, содержание и применение законов, определяют деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (ст.18 Конституции РФ).
А у нашего КС все наоборот: не права человека определяют, насколько напряженно работать Верховному Суду, а удобства в работе чиновников Верховного Суда определяют, надо ли эти права обеспечить надлежащей защитой.
Причем тут дела «меньшей значимости», если речь идет о государственной гарантии судебной защиты прав и свобод человека? Если суды субъектов РФ и им равные не могут обеспечить эту гарантию, должен включаться Верховный Суд.
Понятно, Верховный Суд просто физически не в состоянии пересмотреть все ошибочные решения, вынесенные мировыми судьями (да и не только ими).
Так кто до этого довел?
Верховный Суд в этой ситуации сам и виноват: надзора за деятельностью нижестоящих судов практически никакого не было всю новейшую историю России.
ВС РФ не в состоянии пересмотреть все ошибочные решения, поскольку сито судов субъектов РФ и им равных их никак не задерживает.
Президиумы судов субъектов РФ и им равных не в состоянии пересмотреть все доходящие до них ошибочные решения, т.к. этих решений слишком много по причине умышленной их неотмены судами 2-ой инстанции.
Кто эту систему выпестовал?
Председатель ВС РФ Лебедев, который занимает эту должность с 1989 г.12
За 25 лет можно было привести своих «подчиненных» в чувство. Уже все давно более-менее перестроились под новые реалии: и Правительство, и Дума и местное самоуправление. Только судебная система никак не хочет меняться.
Все делают сами: и кадры набирают, и очищение своих рядов ведут, и всю  деятельность судов контролируют. Никто не вмешивается.
Винить некого. Надо засучивать рукава и разгребать все это.
С технической стороны все не так сложно: Верховному Суду надо начать безжалостно снимать с плеч кудрявые кукушки, которые заседают в президиумах судов субъектов РФ и им равных и пропускают в ВС РФ большое количество ошибочных решений (частая отмена ошибочных решений Верховным Судом повлечет прекращение полномочий судей кассационных инстанций). Президиумы судов, в свою очередь, возьмутся за решения судов 2-х инстанций. Судьи 2-х инстанций не захотят страдать за ошибки судов 1-х инстанций и тоже начнут более резво отменять их решения.
Глядишь, до ВС РФ жалоб на ошибочные решения стало бы доходить в сотни, а то и в тысячи раз меньше.
Конечно, в начале этого пути придется очень и очень сильно попотеть.
Но объявлять незаконные судебные решения законными (как этим сейчас сплошь и рядом занимается кассационная инстанция ВС РФ) по причине того, что нет времени на их рассмотрение, неправильно.
Может быть, как юрист Лебедев В.М. человек замечательный. Но как руководитель он никакой.
То же самое касается и КС.
Зачем нужен КС, который занимается в основном имитацией кипучей деятельности?
А ведь люди возлагают на него надежды.
Согласно приведенной выше статистики, эффективность работы КС находится в пределах математической погрешности. А расходы на его содержание составляют сотни миллионов рублей в год. Может,овчинка выделки не стоит?
Куда проще добиться внесения изменений в законы через Государственную Думу.
В КС РФ автор этой статьи обращался раз 20. Приняли только одно обращение, и то не удовлетворили.
А в ГД автор обращался раза 3-4, и по 2 обращениям (рассмотренным наряду с обращениями других граждан) в законы были внесены соответствующие изменения.
Как-никак, депутаты, в отличие от судов, все таки являются нашими представителями и защитниками наших интересов. И с совестью у них дела, по всей видимости, обстоят куда лучше, чем у носителей судебной власти.
Весьма прискорбно, учитывая, что скоропалительные решения КС об отказе в принятии к рассмотрению обращений граждан сродни оружию массового поражения: поражают в правах десятки тысяч, а то и миллионы граждан.

БИБЛИОГРАФИЯ:
1 Граник И. Коммерсант.28.10.2011 http://dailynewslight.ru/ru/?r=ZDZDN1J2QmpkbHhlMjJNOUxEcldBaEQ5eVRnRE0=
2 Бондарь Н.С. Конституционный суд России не «квазисуд», а больше, чем суд/ Журнал конституционного правосудия.2010.№3.
3 Постановления Конституционного Суда РФ//
http://www.ksrf.ru/ru/Decision/Statisticses/Pages/Decision.aspx
4 Определения Конституционного Суда Российской Федерации// http://www.ksrf.ru/ru/Decision/Statisticses/Documents/Definitions_6_2014.pdf
5 Определение КС РФ № 373-О от 4 февраля 2014 года)//http://nephroliga.ru/nephropravo/lekarstva/sudebnaya_praktika/view.php?ID=1526
6 Определение Конституционного Суда РФ от 22 апреля 2014 г. N 958-О// http://kongilfond.ru/?ELEMENT_ID=4345
7 Определение КС РФ от 24.06.14 г. № 1312-О // http://chertovskoyff.ru/?page_id=147
8 Викут М.А., Зайцев И.М. Гражданский процесс России. Учебник. М.1999.с.80
9 Интернет-интервью с В.Д. Зорькиным, Председателем Конституционного Суда РФ: «15-летие Конституционного Cуда Российской Федерации»/ http://www.consultant.ru/law/interview/zorkinbd/
10 Постановление Конституционного Суда РФ от 18.10.2011 N 23-П «По делу о проверке конституционности положений статей 144, 145 и 448 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и п.8 ст.16 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина С.Л. Панченко// http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_120709/
11 Постановление Конституционного Суда РФ от 05.02.07 г. N 2-П Постановление Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2007 г. N 2-П «По делу о проверке конституционности положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Кабинета Министров Республики Татарстан, жалобами открытых акционерных обществ «Нижнекамскнефтехим» и «Хакасэнерго», а также жалобами ряда граждан» http://base.garant.ru/12151912/#ixzz3IFk8DNEP
12 Википедия/https://ru.wikipedia.org/wiki/%CB%E5%E1%E5%E4%E5%E2,_%C2%FF%F7%E5%F1%EB%E0%E2_%CC%E8%F5%E0%E9%EB%EE%E2%E

Чертовской Ф.Ф.

Статьи на схожую тему:

1- До чего же зелен нынче виноград

2- Дорогу слонам падишаха!

3- Sans peur en sans reproshe?

4- Вперед, родные! Не считайте трупы!

6- Выше нас только гор, круче нас только яйца

юридические услуги онлайн

 



Рейтинг@Mail.ru