Здесь вам не тут



Определение КС РФ от 26.01.16 г. № 52-О и постановление КС РФ от 19 февраля 2002 г. N 5-П, касающиеся вопросов назначения пенсии за выслугу лет, показали, что Конституция РФ писана не для всех россиян, а только для избранных.

 

Ты или крестик сними или трусы надень.

Пословица.

 

 

В соответствии с п. «а» ст.1 Закона РФ от 12.02.93 г. № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу» условия, нормы и порядок пенсионного обеспечения, предусмотренные настоящим Законом, распространяются на лиц, проходивших военную службу в качестве офицеров, прапорщиков и мичманов или военную службу по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин в Вооруженных Силах Российской Федерации.

В соответствии с п. «б» ст.13 этого же Закона право на пенсию за выслугу лет имеют лица, указанные в статье 1 настоящего Закона, уволенные со службы по достижении предельного возраста пребывания на службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и достигшие на день увольнения 45-летнего возраста, имеющие общий трудовой стаж 25 календарных лет и более, из которых не менее 12 лет шести месяцев составляет военная служба, и (или) служба в органах внутренних дел, и (или) служба в Государственной противопожарной службе, и (или) служба в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, и (или) служба в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы.

Суды отказывают в признании права на получение пенсии за выслугу лет по п. «б» ст. 13  указанного закона тем военнослужащим, которые имеют общий трудовой стаж 25 календарных лет и более, из которых не менее 12 лет шести месяцев составляет военная служба, но которые на день увольнения не достигли возраста 45 лет.

Как видим, в п. «б» ст.13 Закона РФ от 12.02.93 г. № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу», действительно, буквально записано: «достигшие на день увольнения 45-летнего возраста».

Однако представляется, что в данном случае использована неудачная юридическая техника: буквальное содержание получилось уже того смысла, который законодатель намеревался вложить в эту норму. Получается, что законодатель по какой-то необъяснимой причине право на пенсию за выслугу лет поставил в зависимость от того, какая деятельность у гражданина имела место раньше: трудовая или военная.

Если трудовая деятельность предшествовала военной службе, то он имеет право на пенсию за выслугу лет, а если было наоборот, то нет.

Ну, какое это имеет значение??? Какая разница между двумя гражданами, достигшими 45 лет, имеющими одинаковую выслугу на военной службе и одинаковый стаж трудовой деятельности,  если один из них покинул военную службу, например, в 33 года, а другой в 45?

Конечно, права граждан могут быть ограничены законодателем. Но перечень случаев, в которых это можно сделать, весьма краток: в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороноспособности страны и безопасности государства (ст.55 Конституции РФ).

Какой из перечисленных случаев можно применить к формулировке п. «б» ст.13  Закона РФ от 12.02.93 г. № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу»?

Никакой. Нет никакого разумного объяснения такому ограничению. Это простая небрежность составителей закона.

Согласно ст.2 ФЗ «О статусе военнослужащих», «военнослужащие обладают правами и свободами человека и гражданина с некоторыми ограничениями, установленными настоящим Федеральным законом, федеральными конституционными законами и федеральными законами. На военнослужащих возлагаются обязанности по подготовке к вооруженной защите и вооруженная защита Российской Федерации, которые связаны с необходимостью беспрекословного выполнения поставленных задач в любых условиях, в том числе с риском для жизни. В связи с особым характером обязанностей, возложенных на военнослужащих, им предоставляются социальные гарантии и компенсации».

Военнослужащий, уволившийся с военной службы до достижения возраста 45 лет и продолживший свой труд на «гражданке», точно также (как и тот бывший военнослужащий, у кого гражданский стаж предшествовал военному) в течение не менее 12,5 лет  «беспрекословно выполнял поставленные задачи в любых условиях, в том числе с риском для жизни», подвергался ограничениям, связанным с военной службой, и имеет общий трудовой стаж 25 лет. Почему первого лишают права на пенсию за выслугу лет в отличие от второго, который имеет такие же показатели, но имел счастье уволиться с военной службы по организационно-штатным мероприятиям не в 33 года, а в 45 лет?

Где справедливость?

Один может отдать Родине 19,5 лет на военной службе, уволится с нее, набрать к 45 годам стаж трудовой деятельности  (на «гражданке») 8,5 лет и при этом не получить военную пенсию за выслугу лет из-за того, что был уволен с военной службы по организационно-штатным мероприятиям в 36,5 лет. А другой отработает сначала на «гражданке» 12,5 лет, потом отслужит на военной службе всего 12,5 лет, уволится с военной службы по организационно-штатным мероприятиям в 45 лет, и на¢ тебе военную пенсию?

Это что за маразм?

У первого и продолжительность военной службы будет больше (19,5 лет против 12,5) и общий трудовой стаж (28 лет против 25).

Вот они стоят перед вами. Обоим стукнуло по 45 лет. Первый отдал на благо Родины больше сил и здоровья чем второй. Но Родина специальной (за выслугу лет) пенсией награждает почему-то только второго (хотя у первого выслуга лет в полтора раза больше, чем у второго). А первому говорит: «А ты продолжай вкалывать. Потрудился ты на славу, но вот возраст твой на момент увольнения с военной службы немного подкачал. Так что будешь получать пенсию не за выслугу лет, а трудовую пенсию на общих основаниях.  Ну, и само-собой, придется подождать до 60 лет».

Еще циничнее выглядит эта норма закона, если военнослужащий был уволен с военной службы не по организационно-штатным мероприятиям, а по состоянию здоровья. Можно подумать, тому, кто, положив свое здоровье на алтарь Родины, был уволен с военной службы в 32 года, слаще, чем тому, кто был уволен по этой же причине в 45 лет.

Вот же ему повезло, что военная служба высосала из него всё здоровье уже в 32 года, а не в 45!!!

Причем тут возраст увольнения, если даже по названию пенсии видно, за что она дается?

«Пенсия за выслугу лет». Она не за достижение определенного возраста назначается, а за количество лет, проведенных на военной службе (что особенно отчетливо усматривается из п. «а» ст. 13 названного закона: если набрал в льготном исчислении 20 лет на военной службе, то можешь хоть в 27 лет начать получать пенсию за выслугу лет).

Если связывать право на пенсию с достижением определенного возраста, то это будет уже пенсия не за выслугу лет, а пенсия по старости (аналогично ст. 7 ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ») военнослужащему.

Пенсия по п. «б» — это своеобразная компенсация военнослужащему от государства за свои «виновные» действия. Ибо, увольняясь «по организационно-штатным мероприятиям или по состоянию здоровья, военнослужащий делает это не по собственной вине (его увольняют не за дисциплинарный проступок или не по его собственному желанию (потому что ему служить надоело)), а по воле государства. Конечно бы, он прослужил 20 лет и больше (чтобы получать пенсию по п. «а», что гораздо выгоднее, чем по п. «б»), если бы государство не сократило его должность или не заставило служить в условиях, опасных для его здоровья (всвязи с чем он это здоровье и потерял).

Конечно, для этой категории военнослужащих (п. «б») законодатель вправе устанавливать другие правила получения пенсии за выслугу лет, чем для категории военнослужащих, претендующих на получение пенсии по п. «а». В том числе и путем установления возраста, с которого эта пенсия может выплачиваться.

Однако внутри категории военнослужащих, претендующих на получение пенсии по п. «б», правила должны быть одинаковы.

Очевидно, что правильно было бы сформулировать не как «достигшие на день увольнения 45-летнего возраста», а как «достигшие 45-летнего возраста, имеющие общий трудовой стаж 25 календарных лет…».

Подобным образом сформулирована ст.7 ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ»:

— ч.1. Право на трудовую пенсию по старости имеют мужчины достигшие возраста 60 лет, и женщины, достигшие возраста 55 лет,

— ч.2. Трудовая пенсия по старости назначается при наличии 5 лет страхового стажа.

Т.е. смысл ст.7 ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ» в том, что 5 лет страхового стажа можно заработать и к 25 годам (а потом до 60 лет бездельничать), но пенсию тебе назначат только в 60.

Законодатель, по всей видимости, так же хотел сформулировать и п. «б» ст. 13 Закона РФ от 12.02.93 г. № 4468-1: «право на пенсию за выслугу лет имеют военнослужащие, достигшие 45-летнего возраста и имеющие 25 лет общего трудового стажа, из которых не менее 12,5 лет составляет военная служба».

На неудачную юридическую технику указывает и употребление в формулировке пункта «б» ст.13 Закона РФ от 12.02.93 г. № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу» в качестве одного из условий «увольнение с военной службы по достижению предельного возраста пребывания на военной службе».

В соответствии со ст. 49 ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», предельный возраст пребывания на военной службе устанавливается для:

Маршала Российской Федерации, генерала армии, адмирала флота, генерал-полковника, адмирала — 60 лет;

генерал-лейтенанта, вице-адмирала, генерал-майора, контр-адмирала — 55 лет;

полковника, капитана 1 ранга — 50 лет;

военнослужащего, имеющего иное воинское звание, — 45 лет.

Т.е. минимальный предельный возраст для нахождения на военной службе составляет 45 лет. Поэтому для военнослужащих, увольняемых в связи «с достижением предельного возраста нахождения на военной службе», ставить в качестве условия возникновения права на пенсию за выслугу лет по п. «б» достижение ими возраста 45 лет означает полную бессмыслицу: конечно же, они все (от рядового до подполковника, не говоря уже о полковниках и выше) достигнут этого возраста, если именно в связи с этим и увольняются.

Из п. «а» ст. 13 вытекает, что возраст увольнения вообще не играет никакого значения: если военнослужащий набрал на военной службе выслугу 20 лет, то он сейчас же может уволиться в запас и начать получать пенсию за выслугу лет, не дожидаясь достижения 45-летнего возраста (военные летчики, например, могут начать получать пенсию уже в 29 лет, а подводники и того раньше, потому что выслуга лет у них идет в льготном исчислении: год за два и за три соответственно).

Но если ты немного не добрал на военной службе до 20 лет в льготном исчислении (п. «а» ст. 13 закона), то тебе уже придется ждать достижения 45-летнего возраста, чтобы начать получать пенсию (п. «б» ст. 13 закона).

И это уже само по себе очень большое ограничение в получении пенсии за выслугу лет по сравнению с п. «а». Например, у того же военного летчика, уволившегося по оргштатным мероприятиям в 28 лет, выплата пенсии отодвигается с 29 лет (по п. «а») до 45 лет (по п.»б»). На 17 лет!!!

И это не всё: мало достигнуть 45-летнего возраста, надо еще и общий трудовой стаж набрать 25 лет. Но уже всё в календарном исчислении: и выслуга на военной службе и трудовой стаж (нельзя поехать на Крайний север и набрать там 12.5 лет стажа за 6.5 лет).

Т.е. можно иметь выслугу на военной службе 12.5лет, достигнуть возраста 45 лет, но  при этом не иметь право на пенсию за выслугу еще лет до 50, а то и больше (если имеешь пропуски в трудовом стаже).

Есть различия между пунктами «а» и «б» ещё и в начислении процентов к пенсии за «переслуженные» годы:

— если ты уходишь на пенсию за выслугу лет по п. «а», то за каждый год на военной службе свыше 20 лет тебе добавляется к пенсии по 3%,

— если ты уходишь на пенсию за выслугу лет по п. «б», то  за каждый год общего стажа сверх 25 лет тебе добавляется всего по 1% (ст.17 этого же закона).

Так что пенсия за выслугу лет по п. «а» и пенсия  за выслугу лет по п. «б» — это и так земля и небо, даже если толковать п. «б» правильно (без учета присутствующего в нем дискриминирующего элемента).

Для каждого нормального человека очевидна заложенная в п. «б» ст. 13 закона вопиющая несправедливость в назначении пенсии за выслугу лет двум категориям военнослужащих, имеющим абсолютно одинаковые показатели по военному и гражданскому стажу, но у одной из которых военная служба предшествовала гражданской, а у другой – работа на «гражданке» предшествовала военной службе.

Умышлено сделал это законодатель или нет. но это очевиднейшее нарушение статей 19 и 55 Конституции РФ.

Минимум четыре раза военнослужащие пытались восстановить справедливость, прося КС РФ признать неконституционными положения п. «б» ст. 13 указанного закона.

И четыре раза члены КС РФ отказывали в принятии их заявлений к рассмотрению (определения от 22.05.96 г. № 72-О, от 04.06.98 г. № 80-О, от 26 октября 1999 г. N 139-О,  от 14.12.99 г. № 206-О).

Однако когда похожая ситуация нарисовалась у судей в вопросе приобретения права на ежемесячное пожизненное содержание в случае выхода в отставку до достижения возраста 50 лет у женщин и 55 у мужчин, КС РФ встрепенулся и развернулся на 180 градусов. Не только принял соответствующее обращение к рассмотрению, но и положительно его рассмотрел.

В постановлении от 19 февраля 2002 г. N 5-П (п.6)
Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что «при ином истолковании те судьи, которые, имея на момент ухода в отставку необходимый стаж работы в должности судьи, не достигли возраста 50 или 55 лет соответственно, оказывались бы в неравном положении с другими — имеющими такой же судейский стаж — в отношении приобретения права на ежемесячное пожизненное содержание, т.е. подвергались бы дискриминации в зависимости от возраста на момент ухода в отставку. Тем самым судьи, ушедшие в отставку до достижения указанного возраста, лишались бы и предоставленного законом права выбора между пенсией и пожизненным содержанием, что также нарушало бы и закрепленный в статье 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации принцип равенства, и предписания статьи 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации, согласно которым в Российской Федерации не могут издаваться законы, отменяющие, умаляющие или неоправданно ограничивающие права и свободы человека и гражданина».

«… Конституционное истолкование данных норм может быть обеспечено лишь при том условии, что за судьями, ушедшими с должности судьи в связи с истечением срока полномочий или на пенсию по основаниям, совместимым со статусом судьи, также признается право на получение ежемесячного пожизненного содержания при наличии таких необходимых предпосылок, как стаж работы в должности судьи не менее 10 лет и достижение, в том числе после ухода с судейской должности, 50-летнего (для женщин) или 55-летнего (для мужчин) возраста, чему не препятствует и то обстоятельство, что до достижения указанного возраста ушедший с судейской должности мог заниматься иной оплачиваемой деятельностью».

Золотые слова. Причем не автора, а Конституционного суда.

Осталось только слово «судьи» заменить на слово «военнослужащие».

А то как-то несолидно получается. Когда дело касается судей (то есть и членов Конституционного Суда РФ), то в ограничении права на получение ежемесячного пожизненного содержания (другими словами, специальной пенсии) в зависимости от возраста выхода в отставку КС РФ видит «дискриминацию» и «неоправданное ограничение». А когда дело касается увольнения в запас  военнослужащих при абсолютно идентичных обстоятельствах, то КС РФ никаких нарушений в этом не видит.

КС РФ видит трагедию в том, что судье в этом случае придется ждать всего 5 лет, чтобы реализовать свое право на социальное обеспечение (вместо 55 лет получить в 60). А вот  в том, чтобы предложить военнослужащему дожидаться своего права на получение социального обеспечения еще целых 15 лет (с 45 лет перенести на 60), КС РФ никакой трагедии почему-то не видит и не стесняется это предлагать заявителям в своих определениях: «подобная дифференциация в зависимости от возраста и причин увольнения со службы не может рассматриваться как ограничение, нарушающее конституционный принцип равенства, гарантированный статьей 19 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, и умаляющее право на пенсионное обеспечение (статья 39 Конституции Российской Федерации), поскольку заявитель может реализовать право на социальное обеспечение по возрасту, обратившись по достижении пенсионного возраста за назначением государственной пенсии на общих основаниях» (см., например, определение № 206-О от 14.12.99 г.).

Ну, так то же самое можно сказать и в отношении судей, уволившихся с судейской должности до достижения возраста 50 и 55 лет (для женщин и мужчин соответственно): никакие ваши права не нарушены (дожидайтесь пенсионного возраста и получайте трудовую пенсию на общих основаниях вместо ежемесячного пожизненного содержания).

Ну, что вы! Это как же себя любимых обделить!

Как бы там ни было, но  КС РФ фактически пересмотрел свою правовую позицию по вопросу социального обеспечения в зависимости от момента выхода (увольнения) в отставку (в запас), изложенную им ранее в определениях от 22.05.96 г. № 72-О, от 04.06.98 г. № 80-О, от 26 октября 1999 г. N 139-О,  от 26.10.99 г. № 206-О.

Казалось бы, деваться Конституционному Суду РФ теперь некуда: придется теперь менять свою позицию и по пенсионному обеспечению военнослужащих, если такое обращение последует.

Автор подал соответствующее обращение в КС РФ, в котором прямо сослался на постановление КС РФ от 19 февраля 2002 г. N 5-П и на те же обстоятельства, которые КС РФ в этом постановлении установил:

— недостижение лицом на момент увольнения установленного законом возраста как основание отказа в назначении государственной пенсии, при наличии у него необходимого стажа работы на соответствующей должности, ставит его в неравное положение с теми лицами, которые достигли этого возраста на момент увольнения и имеют такой же стаж работы в соответствующей должности,

— за лицами, уволенными с соответствующей должности по недискредитирующим основаниям, также признается право на получение государственной пенсии при наличии таких необходимых предпосылок как необходимый стаж работы в соответствующей должности и достижение определенного возраста.

Притом автор сослался на те же статьи Конституции РФ, нарушение которых КС РФ зафиксировал в применении такого подхода в отношении социального обеспечения судей.

Как с гуся вода:  своим определением от 26.01.16 г. № 52-О КС РФ в 5-й раз отказывает в принятии жалобы на неконституционность п. «б» ст.1 Закона РФ от 12.02.93 г. № 4468-1.

Автор усматривает явное нарушение ч.1 ст.6 Европейской конвенции в таком подходе КС РФ к рассмотрению дел: несправедливо в конституционном судебном разбирательстве применять принципиально разные подходы к оценке абсолютно аналогичных обстоятельств выхода на пенсию внутри различных профессиональных групп.

Заметьте, автор не равняет военнослужащих с судьями: он равняет военнослужащих с военнослужащими также, как КС РФ сравнял судей с судьями.

 

Чертовской Ф.Ф,

юридические услуги онлайн

 


style=»border:0;» height=»31″ width=»88″ alt=»Рейтинг@Mail.ru» />