2- Дорогу слонам падишаха!


Рейтинг@Mail.ru


«Из нас выращивают смену,
Для того, чтоб бить об стену»
(Наутилус-Помпилиус. «Хлоп-хлоп»)

В предыдущей статье нами были приведены результаты психодиагностического обследования судей, показавшие, что подавляющее большинство судей не в состоянии качественно осуществлять правосудие из-за чрезмерной нагрузки на них. Почему не справляются? Может, не из тех набирают? Кто он, кандидат в судьи?

Будучи Президентом РФ, Медведев Д.А., выступая на съезде судей, отметил: «Могу сказать, что если говорить о помощниках, о сотрудниках аппаратов судей и судов, то этот уровень оплаты труда пока еще не способствует привлечению к работе квалифицированных и добросовестных специалистов, вы это лучше, чем кто бы то ни был, понимаете. Думаю, что нужно рассмотреть вопрос об увеличении оплаты труда таких сотрудников, иначе мы не добьемся нормальной работы судов»1.

Т.е. Д.А. Медведев считает, что в аппарате судов в большинстве своем работают «неквалифицированные» и «недобросовестные» специалисты. И даже в этом качестве эти «специалисты» не дают судам работать «нормально». При всем этом из тех немногих кандидатов, которым удается успешно сдать квалификационный экзамен на должность судьи, подавляющее большинство (80-85 %) составляют почему-то именно работники аппаратов судов («неквалифицированные» и «недобросовестные»).

Например, за 2012 год в экзаменационную комиссию Саратовской области по приему квалификационного экзамена на должность судьи поступило 76 заявлений, 35 кандидатов сдали экзамен, что составляет 46% от общего числа заявлений. Из сдавших: 29 работников аппарата судов области; 1 работник прокуратуры; 4 юриста (другие работники);1 неработающий. За 2013 год поступило 83 заявления, 35 претендентов сдали экзамен, что составляет 42,2% от общего числа заявлений. Из сдавших: 26 работников аппарата судов области; 3 адвоката; 5 юристов (других работников); 1 неработающий. За I квартал 2014 года поступило 11 заявлений. 4 претендента сдали экзамен, что составляет 36,4% от общего числа заявлений. Из сдавших: 4 работника аппарата судов 2.

Мистика: судейский корпус в подавляющем своем большинстве уже изначально формируется далеко не из первосортного материала. В России всё как всегда: заборы из дерева, а мебель из опилок.

Судебной властью неофициально поставлена абсолютно непонятная цель: набор в судьи осуществлять из юристов, освоивших судебное делопроизводство. По всей видимости, чтобы не тратить время на обучение вновь назначенных судей делопроизводству, и исходя, наверное, из того, что секретари судебных заседаний и помощники судей имеют самый богатый среди юристов опыт применения права, ежедневно находясь в судебных процессах в ходе обеспечения деятельности судьи.

Интересное решение, если учесть, что в работе судьи канцелярская работа – вопрос даже не второстепенный. Научить кататься на велосипеде (в данном случае освоить делопроизводство) можно и медведя, а вот подготовить юриста, способного грамотно применять право, чрезвычайно сложно. И дело даже не в том, кто приходит в работники аппарата судов (не исключено, что и среди них иногда попадаются талантливые люди). Просто сама специфика работы специалистов аппаратов судов абсолютно не соответствует задаче выращивания ценных кадров для судейского корпуса.

Работники аппарата судов по своей сути – это делопроизводители. А давно делопроизводители стали считаться самыми грамотными юристами? Записать в протокол судебного заседания (по возможности ближе к тексту) высказывания участников судебного процесса, подшить документы в дело, разослать судебные запросы и повестки и т.п. – все это к правоприменительной деятельности (коей по своей сути является деятельность судьи) никакого отношения не имеет.

Работники аппаратов судов — это юристы с весьма бесполезным стажем работы по юридической специальности. Ведь они не имеют опыта самостоятельного применения права: единственный нормативный акт, который они применяют самостоятельно – это Инструкция по делопроизводству в суде. Но не зря же закон в качестве одного из требований к кандидату в судьи выдвигает требование о наличие 5-летнего стажа работы по специальности. Законодатель желал, чтобы юрист, перед тем как получить назначение на должность судьи, научился применять свои теоретические знания на практике.

Ежедневное присутствие секретаря судебного заседания в разнообразных судебных процессах в качестве наблюдателя – это далеко не то же самое, что применение права прокурорами, следователями, адвокатами, юрисконсультами, имеющими возможность самостоятельно рассуждать и принимать решение, нести за него ответственность. Наблюдение за ходом судебного процесса со стороны аналогично наблюдению за тренировкой тяжелоатлетов в спортзале: у наблюдателя объем мышц и их сила от этого не прирастут, хоть каждый день наблюдай.

Мозг тоже нуждается в постоянной тренировке. Назвать же повседневную канцелярскую работу работника аппарата суда тренировкой мозга, язык как-то не поворачивается.

Такую работу нельзя считать даже затянувшимся процессом обучения, т.к. большинство судебных дел уникальны в своем роде.

С одной стороны, могут присутствовать новые обстоятельства (которые, кстати, еще нужно иметь способность обнаруживать и учитывать все без исключения), незначительно или кардинально меняющие раз от раза всю картину судебного разбирательства и соответственно результат по делу. С другой стороны, норма права рассчитана на неоднократное применение в отношении неопределенного круга лиц: законодатель специально придает ей довольно общий характер, чтобы охватить как можно больший круг схожих правоотношений. Невозможно заранее смоделировать все ситуации, которые могут подпадать под эту норму, а потому нельзя научить обучаемого тому, как в будущем правильно поступать в каждом из таких случаев. Да еще и юридические законы, на основании которых разрешаются судебные дела, в отличие от законов математики, физики и т.п. (точных наук) не вечны: они постоянно меняются. Слишком много неопределенности для процесса обучения.

В результате работники аппаратов судов, работавшие вчера в основном дрелью для проделывания дырок в судебных делах (в целях их прошивки) и языком (при заклейке почтовых конвертов), сегодня, надев мантию, неожиданно поставлены перед необходимостью напряженно работать головой: давать правовую оценку позиции прокурора, следователя, адвоката или юриста узкопрофильного учреждения. А потому первые на вторых смотрят, как кролик на удава, и всегда готовы согласиться с мнением сильной стороны (а вдруг я неправильно воспринимаю обстоятельства дела и законы, подлежащие применению, в которых узкие специалисты ориентируются лучше меня, и принесу своим решением вред государству или организации: уж, лучше причинить вред тому, кто послабже (т.е. гражданину)).

Максимум, на что способны судьи, вышедшие из работников аппаратов судов, так это на работу по серии инструкций, изложенных в АПК, ГПК, УПК, КРФоАП: сначала сделай то-то, потом то-то и, наконец, то-то. Они даже не всегда понимают смысла этих процессуальных действий (просто привыкли к этому порядку). Предполагается, что если все это сделал, сроки не нарушил, следовательно, все замечательно: значит, и результат (решение по существу) будет заведомо правильный.

Только с момента назначения судьями бывшие секретари судебных заседаний начинают набивать себе шишки и приобретать тот драгоценный опыт, который другие юристы уже имеют к моменту сдачи квалификационного экзамена на должность судьи: «Сдавший экзамен кандидат в судьи после назначения его судьей с первых дел осуществляет правосудие за редким исключением далеко не лучшим образом, хотя обычно руководство судебного органа (если это не мировой судья) создает ему в стартовый период по возможности щадящий режим; о субъективных стрессовых ощущениях самого новоиспеченного судьи и говорить не приходится»3.

А пока они «тренируются» на судьбах живых людей (так и напрашивается сравнение со слоном в посудной лавке), вышестоящие судебные инстанции закрывают глаза на их ляпы, хотя прекрасно понимают из апелляционных и кассационных жалоб, что такие решения надо отменять.

Но попробуй отмени, если они почти в каждом решении допускают грубые ошибки: тогда их полномочия надо прекращать. Ведь почти все судьи так начинают работать (они почти все вышли из работников аппарата судов), а всех не выгонишь.

А это, в свою очередь, тянет за собой еще одну очень серьезную проблему: отсутствие у судьи объективной обратной связи с контролирующими его решения высшими судами не дает ему возможности обучаться хотя бы в процессе работы. Когда ошибочные решения отменяются не подряд, а только выборочно (в основном в интересах статистики), судья никогда не знает, правильные ли решения он выносит.

Соответственно опыта от такой работы никакого: хоть 5 лет отработай, хоть 20. Да и какой вообще может быть опыт работы у «бракоделов» (напомним слова Председателя Конституционного Суда РФ: «при таком лимите времени ни о какой качественной юридической работе не может быть и речи»4)?

Это объясняет, почему судьи даже высших судов в своем профессионализме недалеко ушли от судей-новичков (примеры приводились в статье «До чего же зелен нынче виноград»).

Судьи, вышедшие из работников аппарата суда, вопреки мнению Клеандрова М.И., вряд ли даже испытывают угрызения совести по поводу ошибочных решений. Они уже изначально готовы грешить: в процессе работы в должности специалиста аппарата суда они видят всю подноготную судейской работы (постоянную спешку, в которой рассматриваются дела, поверхностное отношение судей к изучению материалов дел, их нежелание вникать в обстоятельства дела и обеспечивать сторонам нормальный процесс доказывания, отсутствие какой-либо ответственности за вал «сырых» судебных актов), воспринимают всё это как норму, и знают, на что идут.

Член ВККС РФ Марков О. отмечал: «Естественно, что за 5 лет работы в той или иной системе человек впитывает не только достоинства, но и пороки этой системы… Ведь не секрет, что не все способны резко изменить, допустим, образ жизни, поменять приоритеты, отказаться от устоявшихся привычек, которые могут нанести ущерб репутации судьи и судебных органов в целом»5.

«Приходят молодые специалисты, и система их ломает — еще когда они работают помощниками или секретарями в течение 5 лет. Система ломает за 5 минут, не надо даже эти 5 лет ждать. К нынешнему возрастному цензу можно вернуться, когда систему демонтируют. Помещать молодых специалистов в эту систему сегодня категорически нельзя«6.

Уже только по одной этой причине работников аппарата суда и близко нельзя подпускать к судейской должности.

Хотя, возможно, как раз именно по этой причине набор в судьи производят преимущественно из них: чтобы не разбегались косяками из-за угрызений совести, едва получив назначение на должность судьи.

Проблема усугубляется еще и тем, что абсолютное большинство сотрудников аппаратов судов (а именно они составляют подавляющее большинство тех, кто успешно сдал квалификационный экзамен на должность судьи) – это женщины.

Все мы воспринимаем как само-собой разумеющееся, что в основных религиях мира до последнего времени не было женщин-священнослужителей, что в законодательной и исполнительной ветвях власти РФ женщины составляют абсолютное меньшинство. И только в судебной власти России все наоборот: женщины составляют большинство.

Так, например, согласно данным сайтов соответствующих судов, в судах общей юрисдикции г. Саратова количество женщин среди мировых судей на момент написания этой статьи составляло примерно 89 % от общего количества мировых судей, в районных судах примерно 63,5 %, в областном суде – 58 %. В Верховном Суде РФ количество судей-женщин составляло 40 %, в Конституционном Суде РФ – 15,8 %.

Библия (в которую верит добрая половина человечества), утверждает, что Бог сотворил женщину из ребра Адама. Можно считать совпадением, что ребро — единственная из костей человеческого организма, не имеющая мозга, но факт остается фактом: женской логике посвящено немало поговорок и анекдотов. А, как известно, дыма без огня не бывает. Эти выводы появились не вчера: это многовековая история наблюдений. И яркое объективное подтверждение ценности женской логики — известных женщин-ученых за всю историю человечества можно по пальцам пересчитать. Развитие человечества идет через мужскую половину.

«Считается, что открытия, сделанные женщинами, не повлияли на развитие человечества и были скорее исключением из правил. Полезные мелочи или то, что мужчины не доделали, например, автомобильный глушитель (Эль Долорес Джонс, 1917) или дворники-стеклоочистители (Мэри Андерсон, 1903). Домохозяйка Марион Донован вошла в историю, сшив непромокаемый подгузник (1917), француженка Эрмини Кадоль в 1889 году запатентовала бюстгальтер»7.

Умение рассуждать не самая сильная сторона женской натуры. А слова «рассуждать» и «судить» (осуществлять правосудие) однокоренные.

«В Воронежской области Фемида умилила своей женской логикой. Попался один сельский паренек на мелкой краже. Дали ему пару лет условно. Осужденный расписался в решении и отправился домой. И тут судья спохватывается: а не слишком ли мягкое он вынес решение? Не аукнется ли это вызовом на ковер к председателю (судью как раз должны были переназначить на должность), суетливо думает она. Вызывает паренька к себе в кабинет и без свидетелей впаивает ему два года и два месяца строгого режима».8

Почему получилось так, что полномочия по осуществлению правосудия возложены в основном на ту половину человечества, которая не имеет к этому соответствующих способностей?

В Федеральном Собрании и Правительстве РФ женщинам не особо доверяют управлять государственным кораблем. И никого эта ситуация не удивляет и не возмущает: это нормальный порядок вещей, дань природе. А вот в судах общей юрисдикции и арбитражных судах рулят этим кораблем в основном именно женщины: там, где больше чем в других ветвях власти, требуются сильные логики, преобладают почему-то люди с иррациональным складом ума.

Прослеживается закономерность: чем выше уровень суда и значимость рассматриваемых им дел, тем меньше количество женщин, допущенных к этому процессу. Но даже в Верховном Суде РФ доля судей-женщин гораздо выше, чем в Федеральном Собрании и Правительстве РФ (с последними по данному показателю конкурирует только Конституционный Суд РФ). В звене же мировых и районных судей, где и разрешается подавляющее большинство судебных дел, засилье женщин тотальное.

Естественно, что вышестоящие суды (даже если они полностью будут состоять из мужчин), не в состоянии исправлять все ошибки, допущенные судами 1-ой инстанции, чисто из прагматических соображений: отмена всех незаконных решений повлечет очень скорое прекращение полномочий большинства судей и, как следствие, паралич всей судебной системы. Осуществлять правосудие (даже такое, как сейчас) будет просто некому.

Мы, конечно, не против допуска к должностям судей женщин (да и Конституция РФ не позволяет быть против): далеко не все мужчины обладают отличными логическими способностями и далеко не у всех женщин эти способности выражены слабо. Но ведь есть же и здравый смысл: логиков среди мужчин гораздо больше, чем среди женщин, и если непредвзято производить отбор в судьи, то мужчин среди них должно оказаться больше. Ну, могут случаться время от времени исключения в результате совпадения ряда обстоятельств, приводящие к тому, что на какой-то короткий срок женщин среди судей может оказываться больше чем мужчин. Но это же не может случаться постоянно.

То, что десятилетиями женщины составляют абсолютное большинство судейского корпуса, указывает на явную порочность системы отбора кадров. Этот перекос обусловлен тем, что отбор в судьи производится преимущественно из работников аппаратов судов, а поскольку этот аппарат состоит в подавляющем большинстве из женщин, то именно последние и заполняют почти все должности судей.

Учитывая, что, по оценке Медведева Д.А., работники аппаратов судов состоят в основном из «неквалифицированных» и «недобросовестных» специалистов, и что никаких навыков самостоятельного толкования законодательства и оценки доказательств на этой канцелярской работе приобрести невозможно, то это далеко не та категория женщин, которую бы автор рад был видеть среди судей.

Конституция РФ имеет ввиду не буквальное равенство прав, а равенство возможностей в их реализации: независимо от пола или предыдущей юридической специальности любой должен иметь право претендовать на должность судьи: и женщины и работники аппаратов судов. Только вот неплохо было бы определиться, какими качествами должен обладать судья.

На наш взгляд, вопросу судейской этики законодателем уделяется непомерно большое внимание. Неспособность преодолеть проблему чрезвычайно низкого качества правосудия ввиду тотального несоответствия носителей судебной власти требованиям, предъявляемым к судье в плане профессионализма, маскируется законодательной идеализацией их образа: такие, якобы, просто не могут не быть профессионалами. В результате не имеем ни того, ни другого: и качество правосудия никудышное, и почти 50 000 жалоб в год на тех, кто еще при жизни практически признаны чуть ли не святыми Кодексом судейской этики (ну, раз держатся на должности, следовательно, пока соответствуют этому чистому образу).

«Какими качествами должен обладать судья в идеале, все знают. Однако на деле судьи, как и все живые люди, обладают теми же качествами, что и остальные. В суд приходят сформировавшиеся люди, т.е. имеющие жизненную философию и привычки, наклонности, добродетели и пороки. Не могут все они с момента назначения их судьей превратиться в исключительных людей»,- полагает судья в отставке Замятин В.9

«Нравственному воспитанию судей у нас уделяется крайне мало внимания, если не сказать больше. Специального обучения судьи не проходят, как-то само-собой разумеется, что судья должен быть высоконравственным человеком, хотя нравственности научить нельзя. Однако назначение на должность судьи само по себе еще не делает человека безупречным в мыслях и делах»9.

То есть отбирать кандидатов на должность судьи по моральным качествам – дело явно неблагодарное: в душу к человеку с проверкой (какой он на самом деле, а не по предоставленной характеристике) не залезешь, и нравственности его все равно не научишь. «Поэтому не секрет, что в судейские ряды все чаще попадают лица социально незрелые, эмоционально неустойчивые»10.

Так что, с этим уж как повезет. А вот улучшить проверку деловых качеств можно. Но об этом в следующей статье.

Библиография:

1 Президента РФ Медведева Д.А. // Российский судья. 2009, № 1.
2 Итоги работы экзаменационной комиссии Саратовской области// http://sar.vekrf.ru/category/486/ 3 Клеандров М.И. Статус судьи: правовой и смежный компоненты. Под ред. М.М. Славина. Норма, 2008. Глава 7. § 2.
4 Выступление Председателя Конституционного Суда РФ Зорькина В.Д. на VI Всероссийском съезде судей//Российская юстиция. 2005. №1-2.С.12.
5 Марков О. Нравственные начала в работе судьи// Российская юстиция.1999.№7. С.35.
6 Откровения бывшего зампреда Волгоградского областного суда о правосудии// http://blog.pravo.ru/blog/sud_life/5654.html
7 Наталья Калиниченко. Великие женщины-ученые и их открытия// http://hochu.ua/cat-stars/life-lessons/article-32118-velikie-zhenschinyi-uchenyie-i-ih-otkryitiya/
8 Львов А. Российский суд: рассудит так, как занесут// http://xn--80ankme7e.com/8605-rossiyskiy-sud-rassudit-tak-kak-zanesut.html
9 Замятин В. Судейская волокита дорого обходится гражданам// Российская юстиция. 2002. № 3. С.37.
10 Марков О. Нравственные начала судейской профессии//Российская юстиция.2001 г. № 11.С.43.
10 Матеров Н. Как улучшить подбор кандидатов на должность судей// Российская юстиция. 2004. №4.С.5.

 

Чертовской Ф.Ф.

Статьи на схожую тему:

1- До чего же зелен нынче виноград

3- Sans peur en sans reproshe?

4- Вперед, родные! Не считайте трупы!

5- Проблемы негров шерифа не волнуют

6- Выше нас только гор, круче нас только яйца

юридические услуги онлайн



Рейтинг@Mail.ru